Непридуманные истории

Воспоминания из прекрасной поры. Продолжение первое.

РАССКАЗ ВИТАЛИЯ ЦАЦЕНКО      (Начало рассказа смотрите здесь)

Пустыня всегда разная...
Пустыня всегда разная...

А вообще жизнь в нашем гарнизоне для меня открылась с таких замечательных сторон, что не вспоминать о них просто нельзя. Как я сказал ранее, приехал я в Нукус осенью. Конец октября, осень в самом разгаре своих красок и причуд. Молодые офицеры и прапорщики только что заселили так называемые « генеральские домики», которые были построены как два гостиничных здания. Некоторые комнаты (сейчас бы их назвали VIP-комнаты) предназначались для особо высоких командированных чинов, поэтому почти всегда были закрыты. А в остальных (их было четыре) находились неженатые молодые офицеры и прапорщики, ну, и я, служащий Советской Армии.

Второй домик предназначался для «летунов», как мы их называли тогда, для лётчиков, которые делали всё, чтобы наша

Один из "летунов"
Один из "летунов"

войсковая часть выполняла свои задачи на «отлично».

Тамошняя жизнь складывалась не сразу, но как-то быстро и дружественно. До города было километров пять-шесть, как мне кажется теперь. А так как мы жили недалеко от КПП, метров двести от центрального въезда в нашу часть, то успевали после работы быстренько переодеться и перекусить, и направляли свои «стопы» в город. Надо сказать, что рядом с КПП была автобусная остановка и там иногда останавливался «долгожданный» наш автобус №18 от Кус-куля до Центра. Но вообще-то ходил он редко. И нам частенько приходилось выбирать пешеходный маршрут.

Яблоневый сад
Яблоневый сад

А этот маршрут был весьма своеобразным. За нашим забором начинался большой яблоневый сад соседнего совхоза. Рядом же находилась дача первого секретаря Каракалпакского обкома партии Камалова (а это значит, что она хорошо охранялась). Изредка мы грешили тем, что рисковали идти и через эту «сталкерскую» зону, дабы быстрее добраться до города. Кстати, не помню ни одного случая, чтобы кого- нибудь из нас там задержали.

Азиатская овчарка
Азиатская овчарка

Минуя яблоневые сады, приходилось пробираться через махаллю, глинобитные хижины каракалпаков, сквозь грязные арыки, петляя наугад (особенно в темное время суток), натыкаясь на грозных здоровенных азиатских овчарок, но выбирая маршрут до центра нашей уже полюбившейся столицы! Кто-то спешил на переговорный пункт для телефонных переговоров с близкими, кто-то торопился по магазинам (наш «Военторг» тогда ещё не набрал силу), а кому-то удавалось попасть в ресторан « КыркКыз».( об этой части нашей мужской диаспоры я расскажу чуть позже).

 

Зажигательная вечеринка
Зажигательная вечеринка

И вот тут хочется сказать о роли наших «политработников». Мне тогда показалось, что наши походы по девочкам в город решили взять под особый контроль наши активисты-комсомольцы. И это было замечательно! Они наладили связи с музыкальным училищем, где было много поющих, танцующих и просто симпатичных девчонок. Вспоминаю этих ребят, организаторов, с особой улыбкой и удовольствием. Саша Войтенко, удивительно заразительный каким-то внутренним темпераментом, живой, общительный и творческий человек. Рядом был Володя Олач, которого мы не жаловали своим вниманием, подшучивали над ним (слишком уж фамилия рифмовалась легко). И вот они организовывали встречи и у нас в « генеральских домиках», и у них, на территории музучилища. Неделями накопленные наши нежности и творческие разработки на этих встречах выплёскивались в танцах, песнях, а потом и в долгих прогулках до города, где мы стремительно делились (а девушек всегда было значительно меньше) на кортежи провожающих, а там уж, кому как повезёт… Принимая во внимание, что работали мы много, и вечером на походы в город оставалось не очень-то и сил и времени, понимаете, какой восторг вызывали все эти вечера дружбы и взаимного общения!

Воспоминания из прекрасной поры. Продолжение первое.
Вот это пластика!

Мэлс Раимов, парень с которым мы жили в одной комнате, бывший водитель нашего генерала, теперь тоже служащий Советской Армии, умел не только покорить девчонок своей необычайной танцевальной пластикой ( вот уж природа одарила парня!), но и такими вкусностями узбекской кухни, что остаться к этому равнодушным никто не смог бы. Он же был и инициатором походов на городские танцплощадки. Конечно, была и «Чашма» (спиртной напиток типа Портвейн), но сказать, что она являлась основным веселящим средством, к счастью, не могу. Как-то неожиданно появились и первые влюблённые парочки, а вскоре и семьи.

Надо отметить, что в то благословенное время, которое некоторые активно транжирили на «провожать и до встречи с родителями девушки», кому-то из нас доставалась доля организаторов художественной самодеятельности. Мы сочиняли песни, переделывая уже известные к тому-времени, Саша Войтенко и тогда уже здорово играл на гитаре, и мы с ним пытались петь дуэтом. Лепили «смешилки» ( для встреч с девушками) и « пошляшки» (в мужском узком кругу)

Песни под гитару
Песни под гитару

Одна из тех « переделок»-смешилок осталась в памяти:
« На дальней станции сойду, песок по пояс.
Как хорошо с «Чашмой» наедине
Бродить в песках ни чем не беспокоясь,
По саксаульной жёлтой тишине.
На дальней станции сойду, запахнет потом,
Живойводы попью из арыка?…
Здесь всё твоё, … с холостяковым сбродом —
Ослы, пески, верблюды, тополя.
На дальней станции сойду, осла увижу,
В слезах в кишлак ближайший загляну…
Как я хочу к тебе вернуться край родимый,
Забыть про эту жаркую страну.
На дальней станции сойду, кирпич на шею…
Войду в песок, как в море, босиком…
И без меня московский скорый поезд (Москва- Ашхабад)
Растает где-то в шуме городском…»
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *